Достоевская, Звенигородская, Владимирская, Достоевского, д. 40-44
Ладожская, Заневский пр., 65, корп. 5
Звездная, Московская, пр. Ю.Гагарина д.65,
Черная речка, Наб. Чёрной речки, д.41, корп. 2, лит.Б
пл. Мужества, пр. Тореза д.8 (cкоро открытие)
Заказать звонок Записаться на прием Оставить заявку
для пациентов
для юр. лиц

Адвокаты: Новые статьи в УК РФ позволят прекратить «охоту на ведьм»

Адвокаты: Новые статьи в УК РФ позволят прекратить «охоту на ведьм»
18.07.2018
Новые статьи в УК РФ о врачебных ошибках – помощь медикам или новый повод напасть на них

Следственный комитет совместно с Нацмедпалатой разрабатывает новые статьи в Уголовный кодекс России о врачебных ошибках. По мнению адвокатов, их введение может облегчить работу медиков и на корню пресекать необоснованные жалобы пациентов. Но такое возможно только при условии качественной и подробной проработки новых статей, чтобы врачи не подвергались неоправданному преследованию

Адвокат Бмитрий Барсуков отметил, что на сегодняшний день весы баланса интересов врача и пациента регулярно перекашивает то в одну, то в другую сторону. Повсеместно мы слышим от врачей о необоснованных нападках на них со стороны пациентов: это касается всех случаев, от нападения на врача «Скорой помощи» до необоснованных обвинений врача в том, что он долго решал проблему после длительного и вредного самолечения самим пациентом. Вместе с тем, пациенты на сегодняшний день не всегда получают качественную медпомощь по причинам, прямо связанным с человеческим фактором, а ответственности за это врачи, как правило, никакой не несут.

В споре об ответственности врача правы обе стороны, считает эксперт. Действующий сегодня УК РФ содержит несколько статей, которые применяются в практике, однако, в ряде случаев, они превращаются в «резиновые» статьи, когда само по себе такое дело трещит по швам, а мера ответственности зачастую не соответствует справедливому наказанию, исходя из фактических обстоятельств дела.

«Под этим я имею в виду типичную проблему квалификации действий врача по ч. 2 ст. 109 УПК РФ. И подобных примеров множество. Та же вызывает споры ст. 293 УК РФ: по данному составу ответственность должен нести главный врач или заведующий отделением, однако степень его вины в некачественной организации лечебного процесса и конкретным случаем наступления негативных последствий зачастую так же оставляет много вопросов», — добавил Дмитрий Барсуков.

В свою очередь руководитель организации «Монитор пациента» Зияутдин Увайсов считает, что, в зависимости от правоприменительной практики, наличие специальной статьи в УК РФ может помочь сформировать правильную практику, так что бы и врачи не подвергались неоправданному преследованию и пациенты были бы защищены.

Адвокат Московской коллегии «Совет столичных адвокатов» Вадим Кудрявцев добавил, что при принятии таких изменений врач, наряду с военнослужащими, предпринимателями и другими профессиями, становится специальным субъектом в уголовном праве. То есть эти статьи будут распространяться только на врачей, и никакие другие социальные группы. С одной стороны, введение в УК РФ новых статей в отношении врачей конкретизируют уголовное законодательство и те требования, которые предъявляются к возбуждению уголовных дел в отношении врачей. Но с другой стороны, многое будет зависеть от того, как законодатель сформулирует объективную сторону данных преступлений — за что можно привлекать врача к уголовной ответственности, где та граница, которая отделяет ошибку от преступления.

Адвокат группы компаний «Эко-безопасность» Евгений Зайцев считает, что предложенные Следственным комитетом РФ изменения в Уголовный кодекс РФ направлены на разграничение сферы ятрогенных преступлений от общих статей уголовного закона. Действительно, преступления,  связанные с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, относятся к сложным для расследования категориям, поэтому вопрос установлении истины по таким делам требует выработки четкого механизма действий следователя. «Говорить о том, что введение статей о врачебных ошибках сможет помочь медикам в уголовных делах против них, пока нет оснований, потому что не опубликованы еще размеры наказаний по новым статьям, а также будут ли какие-либо разъяснения или примечания к ним. Скорее такие поправки будут в пользу пациентов и следователей, так как по новым статьям будет проще возбудить уголовное дело, а также провести ряд следственных действий, в том числе необходимые по врачебным делам судебно-медицинские экспертизы», — добавил Евгений Зайцев

Степень ответственности
«Предлагаемые изменения ведут скорее не к расширению, а к четкому определению границ ответственности. Введение в действующий уголовный кодекс конкретных, специализированных и понятных составов ятрогенных преступлений принесёт пользу обеим сторонам процесса оказания медицинской помощи. Врач со студенческой скамьи должен быть обучен тому, что в УК РФ есть «ятрогенные статьи», то есть узкоспециализированные нормы УК РФ, которые имеют непосредственное отношение к его деятельности и врач должен четко и ясно понимать, какие действия/бездействие и как могут быть квалифицированы», — считает адвокат Дмитрий Барсуков.

Он добавил, что таким образом, врач сможет аргументированно отстаивать свою точку зрения, ссылаться на конкретные нормативные акты, стандарты оказания медпомощи и свои записи в истории болезни в случае преследования его в уголовно-правовом поле.

«Более конкретизированные составы преступлений, на мой взгляд, дадут врачу гораздо больше возможностей к защите, чем при рассмотрение тех же самых вопросов сквозь призму достаточно объемной ст. 109 УК РФ», — отметил эксперт.

Вадим Кудрявцев добавил, что медицинскому сообществу нужно сосредоточиться, если изменения будут приняты в УК РФ, то там досконально должна быть прописана объективная сторона данного преступления, за что можно врача привлечь к ответственности

Экспертное мнение
Что касается вопроса об обязательном указании в законе необходимости привлечения экспертов, по мнению адвоката, — это излишняя мера с точки зрения как юридической техники так и фактической необходимости.

В свою очередь, следователи, проводящие проверки и расследующие дела по сообщениям о ятрогенных преступлениях, будучи подготовленными, будут ясно понимать границы, где деяние является преступным и должно квалифицироваться по более узкому составу.

Зияутдин Увайсов же считает, что именно судебно-медицинская экспертиза является основным доказательством. И именно порядок ее проведения и должен быть максимально детально прописан. Также следует добиться невозможности фабрикации медицинской документации и увеличения ответственности за это.

«По делам данной категории главным доказательством всегда является экспертиза. Судьи и следователи не обладают специальными знаниями в области медицины и окончательное слово всегда остается за экспертами. Как я слышал, в недрах Следственного Комитета создаются экспертные учреждения, которые будут также делать экспертные заключения и в отношении врачей», — отметил Вадим Кудрявцев.

«Медицинское сообщество выражает надежду на то, что помимо конкретных составов преступлений будут обнародованы методики расследования таких преступлений, и отдельное внимание будет уделено проведению экспертизы действий врача», — считает Евгений Зайцев

Количество исков против врачей может возрасти
«Данная правовая новация, возможно, увеличит количество обращений граждан по данному вопросу, что, однако, может сильно снизить латентность подобных преступлений, а четкое очерчивание границ ответственности врача если и не исключит, то сильно ограничит «охоту на ведьм»», — уверен адвокат Дмитрий Барсуков.

Если данная новация будет хорошо проработана, новые составы преступлений должным образом будут обсуждены и проработаны учеными и практиками как со стороны правоприменителей и медиков, то от этого выиграют и врачи, и пациенты, добавил он.

Зияутдин Увайсов полагает, что количество исков от пациентов может увеличится после введения новых статей, но значительного повышения не произойдёт «Введение новых статей в УК РФ приведет к увеличению исков в отношении врачей. так как если следователям будет легче возбуждать уголовные дела в отношении врачей, то и пациентам легче будет предъявлять иски в рамках уголовных дел», — добавил Вадим Кудрявцев.+

Евгений Зайцев также считает, что, если такие статьи будут введены в УК РФ, то мы увидим рост обращений числа пациентов в следственный комитет. В том числе по делам, в которых нет преступлений, что в конечном итоге обернется давлением на конкретного врача. Ч

Боремся с симптомами, а не с болезнью

По словам Дмитрия Барсукова, проблема гораздо сложнее и глубже. Ведь ничто не мешает врачу, как и сегодня зачастую происходит, откорректировать медкарту, а иным врачам, даже при очевидном наличии состава преступления в действиях врача, выгораживать коллегу из чувства солидарности. Подобное явление можно победить только включением механизма самоочищения медицинского сообщества от лиц, очевидно его дискредитирующих. А процесс этот не начнется до тех пор, пока в медвузы не выстроится очередь из самых подготовленных и квалифицированных юношей и девушек, которым будет гарантировано качественное образование, трудоустройство на условиях достойной работы, достойной оплаты труда и достойных социальных гарантий.

«И начинать, полагаю, нужно все же с этого, а не с расширения ятрогенных составов в УК РФ. Необходимо перестать морить врача голодом и делать его заложником бюрократии. Врач должен быть сытым, уверенным в завтрашнем дне и прогнозировать своё будущее. Только тогда, на мой взгляд, заработают необходимые механизмы, улучшающие качество медпомощи населению. Говоря о здоровых правоотношениях между обществом и государством, между врачами и пациентами, целью любого закона, в первую очередь, должно стать повышение качества оказываемой помощи, а не решение проблемных вопросов привлечения врачей к ответственности. А до тех пор, мы снова будем бороться с симптомами, а не с болезнью», — заключил адвокат.

Вадим Кудрявцев, в свою очередь, добавил: «Ужесточение уголовной ответственности никогда не приводило к решению проблемы. Считаю, что и в этом случае оно не приведет к порядку на рынке медицинских услуг. В этой сфере главными рычагами должно стать увеличение финансирования медицины, внедрение новых технологий, повышение образования врачей и адаптация передового западного опыта в России».

Евгений Зайцев подчеркнул, что таких понятий как «врачебная ошибка» или «дефекты оказания медицинской помощи» нет в уголовном законе. Под ними обычно понимаются неумышленные действия (бездействия)  врача, который оказывает или должен оказать медицинскую помощь, но при этом действует неверно, что приводит к негативным последствиям для пациента. Вот оно поле деятельности. Проверка будет устанавливать причины, из-за которых произошла ошибка, а также имел ли врач реальную возможность избежать этих ошибок.

Как сообщалось ранее, уголовный кодекс содержит достаточно норм для квалификации преступных действий медиков, а внесение новых статей только запутает всех и создаст широкое поле для провокаций со стороны правоохранителей.

Медицинская Россия 


 

Контакты

Задать вопрос

Ознакомлен Политика обработки персональных данных